История фотографии

Share on Facebook3Share on Google+0Share on VKTweet about this on Twitter

В основу современных цифровых фототехнологий заложены результаты 200-летних поисков в области совершенствования традиционной фотографии. Поэтому в любом современном цифровом фотоаппарате явно прослеживаются черты классической узкопленочной камеры Leica, созданной немецким инженером Оскаром Барнаком и его последователями.

Мы давно привыкли к окружающим нас вещам, не удивляясь тому, как же замечательно они устроены. Возьмите в руки любой иллюстрированный журнал. Взгляните на его обложку, перелистайте страницы. Великолепные цветные фотографии — портреты, архитектурные и пейзажные снимки, жанровые сценки. Какое это чудо — остановленное мгновение жизни! Между прочим, настоящая «машина времени», переносящая нас в прошлое. Посудите сами — вот цветок, который отцвел годы назад. Вот дома, которые сегодня выглядят совсем иначе. Насмешливо улыбающийся Хемингуэй, остроумный и язвительный Бернард Шоу, прекрасная Грета Гарбо… Фотография — это мгновенный срез времени и самостоятельный вид искусства, достоверный исторический документ и художественное произведение. Фотография — это фотография.

У светописи долгая история. Камера-обскура появилась в незапамятные времена. В средние века она была единственным устройством для фиксации неподвижных изображений. Но — все-таки была! Мы-то привыкли считать, что до изобретения светочувствительных материалов и фотоаппарата люди и представить себе не могли, что изображение можно каким-либо образом запечатлеть иначе, чем срисовав его с натуры. Однако камера-обскура использовалась достаточно широко и вовсе не была инструментом для избранных.

000000
Рис. 1.1. Камера-обскура

Устроена камера-обскура очень просто. Ее без особого труда можно сделать самостоятельно. Возьмите обычную жестяную банку из-под консервов. В ее дне шилом проколите небольшое отверстие. На открытую часть банки натяните лист папиросной бумаги. Направьте отверстие банки на ярко освещенный объект и на папиросной бумаге проступит тусклое, но вполне различимое изображение. Чтобы его было легче рассмотреть, воспользуйтесь куском плотной светонепроницаемой ткани — как это делали фотографы прошлого. Если обвести карандашом контуры изображения, то мы, даже не умея рисовать, получим рисунок с натуры. Вот это и есть камера-обскура.

Одним из изобретателей фотографии был француз Жозеф Нисефор Ньепс (годы жизни 1765-1833). До 1813 года Ньепс работал над улучшением способа плоской печати изображений — литографии, изобретенной в 1796 году Иоханном Алоисом Зенефельдером. Известняк, который Зенефельдер использовал для изготовления форм, Ньепс заменил листом жести. На этом листе сын Ньепса цветными карандашами рисовал картинки, превращавшиеся затем отцом в печатные формы.

000000
Жозеф Нисефор Ньепс

Сам Нисефор Ньепс рисовать не умел (а повзрослевшего сына призвали на армейскую службу), потому решил найти способ заставить рисовать сам свет. В конце концов он изобрел первый светочувствительный материал, имевший достаточно сложный состав. Растворив в животном масле асфальтовый лак — битум, Ньепс наносил его на стеклянную, медную или свинцово-оловянную пластинку, которую помещал в камеру-обскуру. Экспозиция длилась несколько часов. Когда пластичный битумный слой затвердевал и на нем проступало видимое изображение, Ньепс вынимал пластинку и в темной комнате обрабатывал ее кислотой. Кислота растворяла не экспонированные участки светочувствительного слоя. Затем проявленная пластинка передавалась граверу, который прорисовывал контуры изображения и покрывал пластинку чернилами. После этого с пластинки можно было получить оттиск на бумаге — гравюру, которую Ньепс назвал гелиографией (то есть «нарисованной светом»).

Первый устойчивый снимок был получен Ньепсом в 1822 году. Но до нашего времени дошла более поздняя гелиография, сделанная в 1826 году. Кроме гелиографии Ньепс изобрел диафрагму — простой механизм изменения диаметра отверстия камеры-обскуры, позволяющий увеличить резкость изображения.

1-3
Рис. 1.3. Гелиография Ньепса 1826 года

Про опыты Ньепса узнал французский художник и изобретатель Луи Жак Манде Дагер (годы жизни 1787-1851), автор знаменитой парижской диорамы — объемной живописной картины. В 1829 году он заключил с Ньепсом соглашение о развитии гелиографии. В 1837 году после многолетних опытов Дагер получил первый снимок на поверхности полированной серебряной пластины, пропитанной парами йода. Слой солей серебра придавал пластине свойства светочувствительности. Дагер поместил серебряную пластину в камеру-обскуру, подверг ее экспозиции (от 15 до 30 минут) и проявил парами ртути. Полученное неустойчивое изображение он промывал насыщенным раствором соли и горячей водой. В результате с поверхности пластины вымывались не экспонированные участки йодида серебра. В 1839 году в качестве фиксирующего вещества стал применяться гипосульфит натрия, открытый английским ученым Джоном Гершелем (годы жизни 1792-1871).

Дагеротипия — так назывался новый способ получения изображений — позволяла получить позитивный снимок в единственном экземпляре. Правда, изображение получалось зеркально обращенным и рассмотреть его можно было лишь под определенным углом.

1-5
Рис. 1.5. Старинный дагеротип
1-7
Рис. 1.4. Луи Дагер

Еще одним «отцом фотографии», наряду с Ньепсом и Дагером, считается английский физик и химик Уильям Генри Фокс Толбот (годы жизни 1800-1877). Его заслуга в изобретении фотобумаги и классического негативно-позитивного процесса получения фотоизображений. В качестве светочувствительного материала Толбот применил пропитанную хлористым серебром бумагу. Для этого он погружал лист бумаги в слабый раствор соли, а затем в раствор нитрата серебра.

1-7
Рис. 1.7. Джон Гершель

Светочувствительную бумагу Толбот экспонировал в камере-обскуре, проявлял и повторно экспонировал, приложив к полученному негативу такой же лист бумаги. В результате получалось позитивное изображение.

Первый снимок был сделан Толботом еще в 1835 году. В январе 1839 года изобретатель узнает об изобретении Дагера, публикует сообщение о своем способе получения изображений и обращается к Майклу Фарадею с просьбой продемонстрировать снимки на заседании Королевского общества. 31 января 1839 года доклад Толбота о своем способе получения изображений стал достоянием научной общественности. Изобретатель фиксирующего раствора Джон Гершель тут же придумывает название изобретению Толбота — фотография, и впервые вводит в обращение термины «негатив» и «позитив». Толбот работает над усовершенствованием фотопроцесса и в 1840 году добивается увеличения светочувствительности бумаги, что позволило сократить экспонирование до нескольких минут.

Новый способ получения фотоизображений Толбот назвал «калотипией», а фотографы в обиходе называли его «мокрым», поскольку светочувствительную бумагу приходилось изготавливать вручную непосредственно перед съемкой.

«Мокрый» способ просуществовал вплоть до изобретения в 1880 году американцем Джорджем Истменом сухой желатиновой фотоэмульсии, которая наносилась на стеклянные негативные пластинки. Сам же Толбот, запатентовавший в 1841 году свое изобретение, сыграл в становлении фотографии не только положительную роль. По поводу каждого усовершенствования фотопроцесса он затевал судебную тяжбу, считая себя единоличным автором фотографии.

Фигура Джорджа Истмена (годы жизни 1854-1932) в истории мировой фотографии стоит особняком. Его гению принадлежит не только изобретение желатиновой эмульсии и стеклянной фотопластинки, но и создание обширной сети фотолабораторий, услугами которых мы пользуемся и сегодня.

1-6
Рис. 1.6. Уильям Толбот
1-8
Рис. 1.8. Джордж Истмен

В 1880 году Джордж Истмен основывает компанию Eastmen Dry Plate and Film Company, которая в 1892 году переименовывается в Eastmen Kodak Company. Новая фирма занимается выпуском фотопластинок и светочувствительных материалов. В 1888 году появляется первая массовая фотокамера Kodak, а вместе с ней и знаменитый девиз компании — «Нажмите кнопку, а мы сделаем остальное!».

Фотоаппарат представлял собой простую складную камеру ящичного типа, заряженную роликом светочувствительной бумаги на 100 снимков. Камера была неразборной и заряжалась только в фирменных пунктах Kodak. Отсняв сотню кадров, владелец камеры сдавал фотоаппарат в лабораторию компании и получал его перезаряженным вместе с отпечатанными снимками. Таких пунктов к началу 20 века в Америке насчитывалось тысячи и тысячи. Сегодня они (разумеется, на совершенно ином технологическом уровне) работают во всех странах мира и едва ли не во всех городах.

Первая и вторая модели камер Kodak давали круглые снимки небольшого формата. Эта особенность обуславливалась типом применяемого светочувствительного материала — бумаги, отпечаток с которой получали контактным способом. В 1889 году Истмен изобретает широкоформатную прозрачную фотопленку, с которой можно печатать фотографии оптическим способом с увеличением. А в 1900 году Истмен выпускает популярнейшую модель пленочной камеры Brownie, которая продавалась по рекордно низкой цене — 1 доллар. Фотоаппарат разошелся по всему миру в миллионах экземпляров и стал первым в истории видом высокотехнологичного промышленного товара массового спроса. А Джорджу Истмену удалось превратить фотографию в одно из самых популярных увлечений в мире.

111
Рис. 1.9. Kodak Brownie

К началу 20-го столетия человечество вплотную подошло к двум изобретениям в области фотографии, которые затем в полном смысле изменили нашу жизнь. Речь о кинематографе и узкопленочной 35-миллиметровой фотографии…

Имя изобретателя, совершившего, как и Джордж Истмен, настоящую революцию в фотографии — Оскар Барнак (годы жизни 1879-1936). В 1911 году немецкий инженер Барнак, служивший до этого в компании Vetzlar, устроился на работу в оптическую компанию Ernst Leitz и взялся за разработку первой в мире компактной дальномерной фотокамеры, в которой используется узкая 35-миллиметровая кинопленка.

222
Оскар Барнак

Знаменательно само решение использовать в фотографии новый формат пленки. При явном ухудшении качества снимка — 35-миллиметровый кадр меньше по площади кадра широкой 6-сантиметровой пленки, которая в те годы была уже в ходу — фотограф получал поистине портативную систему, позволявшую очень оперативно фотографировать и упростить последующую обработку пленки при помощи несложных устройств (фотобачков). Проблема принципиальной невозможности контактной печати фотографий с узкопленочного кадра решалась посредством увеличителя — прибора оптической печати. При этом вместе с размерами съемочной аппаратуры снижались и затраты на материалы — пленку и реактивы. Более того, при массовом производстве узкая пленка оказалась дешевле широкоформатной.

Впрочем, узкая 35-миллиметровая фотопленка не всегда была такой, какой мы ее знаем. В первых малоформатных камерах применялась неперфорированная рулонная пленка, но от нее быстро отказались, поскольку выпуск таких фотоматериалов сводил на нет одно из главных достоинств — высокую совместимость форматов киносъемочной и фотоаппаратуры. Впрочем, гораздо более существенны скрытые, невидимые глазу отличия. В первых пленках в качестве основы (подложки) использовался недолговечный целлулоид. Со временем он желтеет, становится хрупким и разрушается. Применение лавсана и современных полимеров устраняет эту проблему.

Простая фотоэмульсия на основе галогенида серебра на первых пленках закреплялась желатином. Поверхность светочувствительного слоя покрывалась гигроскопичным лаком (чтобы пропускать внутрь слоя растворы). Сам светочувствительный слой был неоднородным и имел неравномерную толщину. Отладка технологии заняла десятилетия. Старые фотографии выглядят так архаично потому, что производство фотоматериалов в то время находилось в стадии совершенствования. А качество фотоаппаратов 30-х годов было настолько высоким, что эти камеры работают сегодня с современными пленками без сучка и задоринки. Как и полагается настоящей камере.

Еще несколько слов о фотоматериалах. Повторим очень коротко суть процесса получения изображения при помощи фотопленки и фотобумаги на основе галогенидов серебра. Под воздействием света частицы галогенида серебра превращаются в металлическое серебро. Щелочной проявляющий раствор восстанавливает галогенное серебро на засвеченных при экспозиции участках фотоэмульсии пленки до металлического. Кислый фиксирующий раствор останавливает процесс проявления и вымывает из эмульсии остатки не подвергшихся засветке частиц галогенидов. В результате химической обработки пленки мы получаем негативное изображение на фотопленке. Процесс печати аналогичен, за тем лишь исключением, что при экспонировании прозрачного пленочного негатива на непрозрачную фотобумагу получается позитивное изображение.

Фотоматериалы для монохромной (черно-белой) фотографии содержат один светочувствительный слой, для цветной — как минимум, три (у некоторых пленок может быть и больше). В свою очередь каждый светочувствительный слой покрыт окрашенным фильтрующим слоем, пропускающим световые лучи определенной части спектра — красной, зеленой или голубой. После проявки и фиксирования на пленке получается негативное изображение. Эмульсия фотобумаги, предназначенной для цветной печати, устроена таким же образом. При экспонировании негативного изображения свет разлагается фильтрующими слоями на те же базовые цветовые составляющие. В результате изображение восстанавливается до цветного позитивного.

Это очень упрощенное описание фотографического процесса. На практике все несколько сложней. Фотоматериалы содержат в своей эмульсии дополнительные слои — фильтрующие или защитные. А в процессе химической обработки применяются вспомогательные реагенты — дубящие (укрепляющие) эмульсию, останавливающие процесс проявления, стабилизирующие плотность светочувствительного слоя и так далее.

Недостатки традиционной фотографии были очевидны еще во времена ее становления.

  • Во-первых, это высокая стоимость материалов — все же серебро не самый дешевый металл (а фотохимическая промышленность едва ли не основной потребитель этого металла).
  • Во-вторых, необходимость химической обработки усложняет процесс получения фотоснимков.
  • В-третьих, какими бы совершенными ни были фотоматериалы, они подвержены разрушению, поскольку полностью удалить из эмульсии галогениды серебра невозможно.

Недостатки недостатками, а «серебряная» фотография живет вторую сотню лет и пока не думает сдаваться!

333
Рис. 1.11. Одна из первых камер Leica

В 1913 году Барнак представляет руководству полностью готовый образец (владелец компании Лейтц даже берет фотоаппарат с собой в Америку), но производство новой камеры откладывается из-за начала Первой мировой войны.

В 1924 году в свет выходит первая серийная модель фотоаппарата Leica (сокращенное от Leitz Camera) с форматом кадрового окна 24х36 мм и шторно-щелевым матерчатым затвором. Оснащенная высококачественным объективом со складным тубусом, отлично спроектированная, маленькая, удобная Leica становится общепризнанным каноном мирового фотоаппаратостроения. Многочисленные копии Leica, включая советские «ФЭДы» и «Зоркие», наводняют рынок, но ни одна из них не может в полной мере сравниться с прототипом.

444
Рис. 1.12. «ФЭД» — советская копия легендарной Leica

Фотоаппарат до сих пор выпускаемой серийно модели Leica МР сохраняет черты классической камеры Оскара Барнака. Он по-прежнему не имеет какой-либо автоматики (есть лишь встроенный автономный экспонометр), снабжен механическим шторно-щелевым затвором и дальномерным механизмом фокусировки объектива. Сегодня, в эпоху повсеместного распространения цифровых камер, Leica один из самых консервативных по конструкции, самых дорогих по стоимости, но в то же время один из самых совершенных фотоаппаратов.

555
Рис. 1.13. Самая первая Leica выпускается до сих пор — для коллекционеров

Изобретение Оскара Барнака оказало колоссальное влияние на всю индустрию мирового фотоаппаратостроения. Даже среди новейших цифровых компактных и зеркальных камер можно без особого труда отыскать решения, применявшиеся в том архаичном на современный взгляд прототипе первой «Лейки» 1913 года.

И уж тем более характерные черты, присущие первым камерам Leica, можно разглядеть во всех без исключения современных малоформатных пленочных фотоаппаратах. В истории техники это необычайная редкость — создать аппарат, который сразу же стал каноном, задал основные технические параметры целой отрасли.

Как и самая первая Leica, любой современный пленочный фотоаппарат состоит из корпуса, затвора, механизма протяжки пленки, объектива и видоискателя. При этом каждый узел фотокамеры имеет достаточно сложное устройство и может рассматриваться, как самостоятельный механизм. К примеру, объектив фотоаппарата включает в себя два механических устройства — диафрагмирования (изменения светосилы объектива путем изменения диаметра отверстия подвижными междулинзовыми шторками) и наведения на фокус. В современных фотоаппаратах к этому добавляется третье устройство — изменения фокусного расстояния объектива, влияющего на масштаб получаемого на пленке изображения.

Объектив может крепиться к корпусу камеры жестко или быть съемным. В последнем случае крепление объектива выполняется резьбовым (как в классической Leica), либо байонетным (специальный замок — байонет, называемый еще «штыковым замком», который применяется во всех выпускаемых ныне дальномерных и зеркальных камерах со сменной оптикой).

Производство сменной оптики — целая отрасль промышленности. Светосильный, хорошо спроектированный и качественно собранный объектив может в десятки раз превосходить по стоимости фотоаппарат, к которому он был выпущен. Стоимость длиннофокусных объективов для съемки на большом удалении зеркальными фотоаппаратами доходит до 40 тысяч долларов.

Другие механизмы фотоаппарата объединены в общий конструктив и не могут быть заменены, что не мешает им быть достаточно сложными по устройству. Даже корпус камеры, ведущий происхождение от деревянного ящичка, состоит из целого набора деталей — рамы, объективной доски (к ней крепятся детали байонетного замка объектива), внешних панелей. Задняя часть корпуса снабжена съемной или откидной крышкой. При этом рама обычно изготавливается из металла или жесткого пластика. А в некоторых особо прочных камерах, например, в Nikon FM 3A и Leica Minilux, рама изготовлена из титанового сплава (в Minilux из титана выполняется весь корпус).

Долговечность пленочной камеры определяется надежностью протяжного механизма и затвора. Указание в характеристиках фотоаппарата количества срабатываний затвора — это и есть ресурс камеры. В профессиональных фотоаппаратах количество срабатываний до первого выхода затвора из строя (то есть до явных признаков износа) составляет не менее 100 тысяч. В любительских зеркальных камерах среднего класса ресурс меньше — 20-30 тысяч срабатываний затвора, что соответствует съемке примерно до тысячи 36-кадровых пленок (весьма впечатляющий результат).

Затвор первой Leica определил архитектуру фототехники на целое столетие. До начала 20-го века фотозатвор представлял собой либо подвижные лепестки, расположенные в фокальной области объектива (центральный затвор), либо механизированную задвижку, которая крепилась перед объективом. На Leica был применен шторно-щелевой затвор. Он засвечивал пленку последовательно. Скорость движения матерчатых шторок была постоянной (что упрощало механизм затвора и увеличивало его надежность), а величина выдержки регулировалась размером щели между шторками. При длительных выдержках расстояние между светонепроницаемыми шторками увеличивалось, при коротких — уменьшалось.

Серьезный недостаток центрального лепесткового затвора — невозможность реализации очень коротких выдержек, необходимых при съемке быстро движущихся объектов. Даже в современных электронных затворах (речь только о пленочной аппаратуре) лепестки способны отрабатывать выдержки не короче 1/750 секунды. Шторно-щелевому затвору доступны выдержки до 1/8 000 секунды (в механических затворах без применения электроники — до 1/4 000 секунды).

Рис. 1.15. Схема устройства шторно-щелевого затвора

Другим недостатком центральных затворов является нестабильность параметров. В лепестковом затворе слишком много узлов трения, а лепестки обладают большой массой и, как следствие, излишне инертны. Кроме того, в центральном затворе трудно разместить мощную пружину привода. Всех перечисленных проблем нет в шторно-щелевом затворе. В барабан, на который наматываются шторки, встроена мощная цилиндрическая пружина со стабильными механическими параметрами. Шторки легки, поскольку изготовлены из прорезиненной ткани, а не из металла. Шторный затвор легко оснастить снижающими трение подшипниками (в нем нет трущихся плоскостей, как в центральном затворе).

Неудобен шторный затвор в широкоформатных фотоаппаратах. Там, где площадь кадрового окна велика, есть опасность неравномерной засветки различных участков кадра. При последовательной засветке световая обстановка в период экспонирования пленки может измениться. Центральный же затвор засвечивает сразу всю поверхность кадра.

Матерчатый шторно-щелевой затвор Барнака, изобретенный им около 1904-1910 годов (по данным разных источников), жив до сих пор. В классическом виде он, как это ни удивительно, присутствует в камерах российского и белорусского производства — в фотоаппаратах «Зенит» и «ФЭД». В модифицированном — во всех дальномерных и зеркальных камерах мира.

Отличия современных затворов от своего прародителя не так уж велики.

  • Во-первых, шторки переориентированы на короткую сторону кадра (движутся не справа налево, а сверху вниз).
  • Во-вторых, прорезиненная ткань заменена либо металлической (латунной) гофрированной лентой, впервые примененной в немецких камерах Contax, либо набором подвижно скрепленных лепестков — ламелей, выполненных из легких (для снижения массы) сплавов или углепластика.

Модификация шторно-щелевого затвора — ламельный затвор. Это компромиссная технология. Экспозиция производится, как и в шторном затворе, щелью, образуемой металлическими ламелями. Но сами ламели не собраны в шторку, а закреплены в одном узле, то есть при срабатывании поворачиваются, а не движутся одна за другой. Таким образом, ламельный затвор имеет много общего и с шторно-щелевым, и с центральным затвором, но по характеристикам все же ближе к первому.
Вместо пружины, которая перемещает шторки в классическом затворе Барнака, в современных камерах применяются электромагниты. Их преимущество — высокая точность отрабатывания выдержек, недостаток — невозможность работы камеры без элементов питания. Поэтому в профессиональных фотоаппаратах чаще используют механические затворы, дополненные различными механизмами «мягкого» спуска и электронного контроля выдержек…

Что больше всего напоминает старая и поистине вечная Leica, когда мы берем эту камеру в руки? Наверное… револьвер. И хорошие механические часы. С револьвером этот фотоаппарат роднит слаженная работа механики. Но почему — часы? Возможно, потому, что взвод затвора и перевод кадра (транспортировка пленки) производится заводной головкой, как у часов. Правда, самые первые Leica и ее последователи имели отдельные, не совмещенные механизмы взвода затвора и транспортировки пленки. Оскар Барнак следовал устоявшейся традиции — в популярных на тот момент пластиночных камерах перематывать было попросту нечего. Кстати, курковый взвод появился уже после Барнака. Головка взвода долго «сопротивлялась», но, в конце концов, уступила место удобному и быстрому взводу специальным рычагом, которым фотограф одномоментно и перематывал пленку на следующий кадр, и взводил пружину затвора.

Наконец, механизм фокусировки, примененный Барнаком в фотоаппарате Leica. Все современные камеры, если они не снабжены объективом с фиксированным фокусом, наследовали механизм фокусировки у этого славного немецкого прародителя. Классический дальномер — это два визира в одном окуляре. Вспомогательный визир передает изображение посредством зеркала, которое через рычаг поворачивается при выдвижении оправы объектива — во время наводки на резкость. Совмещение двух картинок в одну (устранение двойного изображения) и есть процедура фокусировки. Точность обеспечивается специальной юстировкой, в те времена — ручной индивидуальной, в наше время — соблюдением технических допусков при массовом производстве.

Первые дальномеры были вынесены за пределы штатного видоискателя. В распоряжении фотографа было два окуляра. Через один он наводил резкость, через второй компоновал кадр. Затем оба оптических устройства были совмещены. Площадь вспомогательного визира была уменьшена, зона наводки на фокус сократилась до небольшого участка в центре окна видоискателя. Это повысило оперативность съемки.

Любопытно, но дальномер Барнака также применяется в современной аппаратуре, в том числе и цифровой. Правда, не в классическом виде, но основные принципы остаются неизменными.

777
Рис. 1.16. Схема устройства шторно-щелевого затвора

Подробней об устройстве механизмов фокусировки объектива поговорим отдельно, пока же в качестве примера нетленности находок Оскара Барнака кратко обозначим применяемые сегодня системы фокусировки фотоаппаратов.

В современных цифровых и пленочных камерах используются две технологии — активная и пассивная. Активная фокусировка — это классический дальномер с моторным приводом и инфракрасным светодиодным прожектором. Пассивная фокусировка (контрастного типа) применяется в зеркальных фотоаппаратах. Кинематическая схема пассивного дальномера выглядит проще, но светочувствительный элемент (обычно не один, а целая матрица из подобных элементов) и электронная схема управления сложнее. Логическая электронная схема фотоаппарата дает команду моторному приводу фокусировочного механизма объектива на выбор расстояния фокусировки. Как только контраст изображения на датчиках, установленных на пентапризме, достигает максимума (а следовательно, максимальным становится и ток на выводах светочувствительных элементов), фотоаппарат «делает вывод», что фокус наведен. При недостаточном освещении на помощь пассивному автофокусу приходят лампы подсветки — встроенный в корпус фотокамеры прожектор или встроенная вспышка. Прожектор включается на короткое время, вспышка дает серию маломощных засветок. Этого вполне достаточно для срабатывания механизма автоматической фокусировки даже в полной темноте.

Кроме описанных схем автоматической фокусировки есть множество различных вариантов, например, ультразвуковая фокусировка. Это та же активная автофокусировка, но вместо инфракрасного луча здесь используются излучаемые камерой ультразвуковые волны. В фотоаппаратах для общего применения подобные схемы используются редко, поскольку точность ультразвукового дальномера невысока.

Кстати, принцип измерения яркости светового потока используется и в экспонометрических системах автоматических камер. Но во времена Барнакаподобные устройства (экспонометры) только проектировались…

Обладатели классических Leica — счастливые люди. Они могут себе позволить купить одну из самых дорогих малоформатных камер, либо владеют экземпляром старого фотоаппарата, который до сих пор работает (неработающая Leica, когда бы она ни была выпущена, такая же редкость, как не умеющая плавать рыба).

Даже в наши дни, когда пленка стремительно выходит из обращения, фотоаппарат Leica остается мечтой многих фотографов, предметом коллекционирования и даже поклонения. Дело, конечно, не только и не столько в высокой надежности и долговечности этой камеры. Секрет неугасающей востребованности фотоаппарата Оскара Барнака в том, что Leica редчайший пример того, как специализированное устройство вполне прикладного назначения превратилось в подлинный предмет искусства.

Автор статьи: Игорь Копылов

Источник: http://www.intuit.ru

Добавить комментарий